Новости Бурятии и Улан-Удэ в реальном времени

24 октября

Популярное

Трагедия в Перми. Как напоминание о Сосновом Боре


Продолжаю традицию выкладывать тексты из наших передач «Ваше право» (ТК «Тивиком»). Передача заканчивается нарезками видео из фильма по произведению нашего земляка, известного писателя Валентина Распутина, «Уроки французского». Какими должны быть учителя

Новость номер один на прошлой неделе – это очередная трагедия со стрельбой. Пермь. Убийца снова молодой человек, местом выбран вуз.
Мы пережили недавно подобное в школе в Сосновом Бору. Поэтому обязаны подумать, всё ли делаем, чтобы трагедия не повторилась. В чём причина агрессии: видеоигры, творчество Моргенштерна или плохие школы и отсутствие системной работы по воспитанию подростков и молодёжи. Какие-то причины должны быть для ненависти пермского стрелка к своей школе.
 
Также хочу поговорить о поступке преподавателя вуза во время стрельбы. Заслуживает он похвалы или осуждения. Вспомнить о полицейских, которые рискуют собой для спасения людей. Конечно, в первую очередь, это сотрудники ГИБДД в Перми.
 
В конце каждой передачи повторяю почти 10 лет: Лучше учиться на чужих ошибках, чем совершать свои. К сожалению, последние события показали, что мы по-прежнему ничему не учимся. И особенно страшно, когда за ошибки или безответственность взрослых отвечают дети. Практически то же самое опубликовано на сайте Союза криминалистов и криминологов в день после трагедии в Перми. Напомнив о массовом убийстве в школе «Колумбайн», с которой и началась современная история подобных ЧП, президент Союза, учёный, известный в стране и за пределами, юрист Игорь Михайлович Мацкевич написал: «Остается удивляться неведению всех, кто был рядом с этим человеком. Его действия были продуманы и хорошо отрепетированы. Почему раз за разом действия подобных подростков, чьё предыдущее поведение должно было, как минимум, насторожить учителей, друзей и родственников, становятся неожиданными для всех — это не загадка. Это ответ на вопрос, почему так происходит. Причин тому много, первое из которых — небрежность и равнодушие. Остальные прибавьте сами. Вы удивитесь, насколько всё просто».

К словам Игоря Михайловича следует прислушаться. Он доктор юридических наук, известный криминолог, специализируется как раз на изучении причин и условий преступности, личности преступника. Поскольку нас в первую очередь волнует ситуация с безопасностью в Бурятии, вспомним про Сосновый Бор. Чтобы общество и власти вновь задумались, как себя вести, чтобы избежать повторения того ужаса. Одна из претензий, если не сказать, обвинений, в одном из местных СМИ была, что трагедия в Сосновом Бору показала беспомощность спецслужб. Дозвониться в полицию и «скорую помощь» было невозможно. Почти час дети истекали кровью. Пострадавшим оказывали помощь военные. И по словам очевидцев, около школы не было ни одной полицейской машины несколько часов. К слову, в Перми охранник был убит и на тревожную кнопку нажать было некому. А дозвониться до спецслужб и нынче сложно.

Время от времени в городе наблюдаем, как проходят учения. То на железнодорожном вокзале, то в торговых центрах. Зачастую, работников предупреждают перед этим. И люди привыкают к тому, что тревоги учебные. Поэтому, наверное, необходимо проверять всё, (всё!) школы на предмет взаимодействия со скорыми и МВД на постоянной основе, а не после трагедий. Что в первые секунды нужно звонить им. И за какое время специальные службы приедут в случае ЧП. Не для галочки, не теоретически, а отработав этот момент практически.

Тем, кто возмущается бездеятельностью участковых, могу снова повторить, что без помощи общественности справиться с преступностью они не смогут. И к тому же стоит посмотреть на их должностные инструкции. У них сотни обязанностей, поэтому на всё их просто физически не хватит. И надо помнить, что у нас огромный недокомплект сотрудников в структуре МВД, в том числе и участковых. После трагедии в нашей школе вспоминала об информации, что спасла пожарная сигнализация, иначе жертв могло быть гораздо больше. Спрашивала, насколько безопасны турникеты, которые хотят установить в школах. И напоминала о пожаре в клубе «Хромая лошадь», где сгорели полторы сотни молодых людей. Этот клуб находится в Перми. И здесь напомню, что после стрельбы в вузе и приезда по этому поводу главы СКР России покончил с собой руководитель СУ СКР по Пермскому краю.

Почти сразу после трагедии в Сосновом Бору вещать с места происшествия стали СМИ. Они оперативно брали интервью у школьников и их родителей. Представители МВД и чиновники стали информировать население гораздо позже. И, к сожалению, частично неправильно. Хотя, во избежание паники, именно они должны сообщать, что происходит, угрожает ли что населению.

Зато почему-то появились в СМИ и соцсетях фото подозреваемых, данные потерпевших с подробным описанием ранений. И до сих пор не сообщили, кто виноват в утечке личной информации и наказан ли. Частная жизнь сейчас охраняется вплоть до уголовной ответственности, это надо помнить тоже.

В этом плане ничего не поменялось. Ровно то же самое происходит после трагедии в Перми. Многие юристы, особенно практические работники, выступают категорически против подробностей по таким резонансным делам. Согласна с ними. А то, что подобных стрелков всё больше в последнее время, подтверждает наши опасения.

Сейчас по-прежнему много говорят о необходимости психологов в каждой школе. Всем хочется отчитаться, что приняты меры. Но уже много лет у нас трубят о многочисленных телефонах доверия. На бесконечных совещаниях чиновники рассказывают, сколько тысяч детей доверяет психологам и звонит по любым поводам. Сама слышала и высказывала сомнения в действенности этих психологов. Почему-то ни один ученик из школы в Сосновом Бору не позвонил и не рассказал, что там происходит, какие есть конфликты и что у них может произойти. Хотя, некоторые знали о проблемах у нападавших. Пермские школьники и сам стрелок тоже не делились своими проблемами или опасениями с психологами.

Немного об Интернете, который некоторые ответственные лица снова предлагают запретить или ограничить. Наверное, пора уже осознать, что это невозможно. Более того, только часть учёных и практиков всего мира считает, что компьютерные игры со сценами насилия или негативная информация из Интернета может побудить подростка совершить подобное преступление. Остальная часть, тоже с регалиями и не менее внушительная, считают с точностью до наоборот. Что таким образом происходит выплеск агрессии.

Обвинения сенатора Мизулиной в адрес рэпера Моргенштерна, что пермский убийца был его фанатом, также из этой серии. Мизулина юрист и прекрасно осведомлена, что запрет чьего-то творчества вряд ли уменьшит градус насилия в обществе. Проблема в другом. Про стрельбу в Перми много уже написано и показано. Мне хочется остановиться на двух моментах.

Первое, это поведение преподавателя, который продолжил занятие после звуков стрельбы. Некоторые студенты обвиняют его в том, что он поставил их жизни под угрозу. Он сам считает, что паника могла привести к большему числу пострадавших. Трудно дать оценку, не зная всех фактов. Единственное, напрягло в его интервью, что он принял происходящее за учебную тревогу. Хочу напомнить о случае с учительницей в сельской школе, произошедшем несколько лет назад. После первых толчков при землетрясении она запретила покидать класс на третьем этаже и продолжила урок у выпускников. Когда они позже побежали, под ними рухнула лестница и обвалился потолок, насколько помню. Несколько детей погибли, а учительница выжила. Родители погибших в деревне стали угрожать ей, и она покончила с собой. Меня поразил тот случай. Часто повторяю студентам, что по Конституции и Уголовному кодексу жизнь – высшее благо. И это не красивые слова, это правда.

Второй момент, на чём хочу остановиться по трагедии в Перми, это подвиг сотрудников ГИБДД. Они прибыли к вузу, когда там стреляли. Один из них стал помогать людям покидать опасное место. Второй, младший лейтенант, пошёл на контакт с вооружённым преступником, говоря сухим протокольным языком. Рискуя своей жизнью, он ранил стрелка и задержал его. Представьте, сколько жертв ещё могло быть, если бы не его действия.

Помните всегда, что сотрудников в МВД по стране почти миллион. Большинство из них честно несут свою службу, охраняя наш покой. Некоторым также приходится рисковать при задержании преступников. Не надо делать вывод обо всех по нескольким десяткам или даже сотням «оборотней», которые на слуху из-за внимания к ним прессе. Мы живём в достаточно безопасных условиях, благодаря именно безвестным рядовым, сержантам и младшим лейтенантам, которые не задумываюсь идут на такие задержания. Весь мой личный опыт работы юристом-практиком подтверждает сказанное выше. Время от времени рассказываю о таких героях, которых встречала при расследовании уголовных дел и которые не считают себя героями. За что им низкий поклон от нас ещё раз.

Уважаемые читатели, все комментарии можно оставлять в социальных сетях, сделав репост публикации на личные страницы. Сбор и хранение персональных данных на данном сайте не осуществляется.

Читают сейчас

^